?

Log in

"Прекрасный новый мир"
Recent Entries 
29th-Nov-2015 09:22 pm - Tool - Sober
29th-Nov-2015 08:18 pm - Лестница
Петров проснулся с утра, а зачем? -Не знаю,- ответил Петров самому себе и выгнал себя из дому.
На набережной было ветрено и многолюдно - все пребывали в странном возбуждении: посреди реки плыла двухместная лодка, на веслах сидел средних лет мужчина и казалось, будто он занимается чем-то неприличным. -Да, это так,- подтвердила удивительно красивая женщина, оказавшаяся рядом с Петровым. Человек в лодке умирал и никто не желал прерывать его занятия.
Петров оставил скучного мёртвого человека в его лодке и продолжил прогулку. -Но куда же?- кричали немытые дети ему вслед.
-Если так подумать, то следует вернуться домой и ждать хороших вестей, так как я видел смерть, а это хороший знак, но с другой стороны, та женщина обратила на меня внимание и мне стоило бы проследить её дальнейшую биографию,- так рассуждал мужчина, который зачем-то шёл рядом с Петровым.
Петров свернул домой и возле парадного его окликнула старуха: -Вот ты и дома,- кричал Петров, отчаянно барахтаясь в пустоте постели.
29th-Nov-2015 08:09 pm(no subject)
Вся суть авангарда в почти мазохистском отказе от эффекта узнавания на 95% площади произведения и на оставшихся 5% его эксплуатации.
15th-Jun-2015 12:32 am(no subject)
Множество пошлых картин
Окружает людей
Расставляет неуместные многоточия
На кончиках пальцев корчатся
Крючки и вензеля которыми регистрируют
Эти явления имевшие своего рода жизнь
В зрачке прохожего – пошлого
В том ничего не было, просто – событие
Происшедшее
Имеет в себе от мира сего
А значит – беременно событийностью
Опытный хирург – оператор нервных окончаний
Архитектор чёрных ногтей, инженер мягкого козырька бутылки,
Именитый едок
Вскрывает чрево женщины-события
И начинает гадать на её внутренностях
Что же в действительности произошло.
Не может ведь быть так просто –
Случилось и всё забыто…
13th-Jun-2015 08:39 pm(no subject)
Никто этого не ожидал
Соседи привычно забрали окна решётками
Я прогнал голубей
Закурил и сплюнул
Левиафан расстилался затравленным морем
Крупнозернистой солью и короткими возгласами чаек
В которых было что-то от «бля»
Вроде живу рядом с водой, а до сих пор боюсь показать зубы зеркалу
Подхожу к нему исключительно с молотком
В компании поющих гвоздей
Никто этого не ожидал
Что чайки начнут лопаться над морем
Кровавыми мешками с дерьмом.
Словно Бог протыкал воздушные шарики
И глупо смеялся, глядя
Как белоснежных птиц
Одним куском дерьма
Поглощает левиафан.
6th-Jun-2015 12:08 am(no subject)
Стоило ему коснуться любого предмета, провести рукой по волосам, слегка приоткрыть глаза, как все вокруг приходило в движение - это была очень хрупка система условностей, компенсаторных процессов на уровне физиологии, как будто внутреннее мешалось с внешним, прорастало в него дыханием, зрением, волосами, ногтями, зудом, тремором, жаждой, восхищением, буквами и цифрами - он не желал сейчас обладать собственным разумом. Всё, что представлялось интригующим и опасным пять минут назад, оборачиваясь во время, превращалось в уютное и бессмысленное - удар ножом в горло, игра в орлянку.
С другой стороны, ему нравилось быть вовлечённым в эту чехарду света и тени: приоткрывая глаза, составлять из разноцветных элементов окружающие его объекты - дома, блестящие сумочки, красные губы, высокие каблуки, женские ноги, женские задницы, женщин, мужчин, детей, искуственных детей за стеклом магазинов, магазины из краски и рабочих, инвалидов, мерцающие светофоры, долгий гудок автомобиля, запах старой одежды, язык, нащупавший зубы во рту, даже дыхание иногда становилось простым и понятным, дифференцированный вдох и прекрасно артикулированный выдох - что за чудесная игра жизни внутри и снаружи, не хотелось прерывать это весельей ни на секунду.
Обратная сторона всякой абстиненции - немолчная, ежесекундная дидактика бытия телу - живи, молчи, питайся, не шевелись.
Пришлось сделать движение, одно, второе, третье - водопад, увертюра, всё шире и громче, отдать последнее, что имеешь - сознание - на откуп окружающему, дабы быть принятым в клуб живущих, пересекая поля на странице.
Вот он уже сидит, устало откинувших на жёсткую спинку скамейки, закинув ногу на ногу, прикуривает сигарету, прикидывает шансы, бойко звенит в кармане мелочь, дым сигареты мешается с июньским солнцем, проходящие мимо люди мелкой галькой сыпят на хрусталик глаза, а дальше - дрожь и смутное предвосхищение работы всякой хрупкой части его сознания, которое щупает, мнёт, слюнявит и надсадно пыхтит, невестится.
Из точки А в точку Б, уравнение с тремя неизвестными, проверка орфографии, молекулярное строение, щёлочка глаз и грубая кожа пожелтевших ладоней, белый вальс и радости чистого белья, прохладной стали лезвия бриты, шума горячей воды - отличная домашняя работа в чистовой тетради.
Возле него лениво околачивались голуби, пастух солнце щедро поливал их цвета, кляксы на асфальте.
Безропотная столица, наивная белоручка, лёгкая игра ног возле раскрасневшегося лица, бензин, духи, аромат ресторанов быстрого питания и сожженых покрышек. Она всё стерпит на своём теле - немытые лица, сальные волосы, импрессионизм круто схваченной изолентой трости под пустыми глазницами.
Следовало определить, куда стоит идти, где тебя ждут, где в глазах не вопрос, а горькая, ставшая ряской вода.
У всех друзей паства детей - путь в рай закрыт.
Снова воздух наполнил его по горло и швырнул обратно на лавку.
Кислород следует выдавать гражданам пор-ци-он-но.
Где-то в кармане продолжала перебирать ноты мелочь, вроде хватало. А после наполнял мехи ветхие, в пятьсот шагов разряжал пространство до магазина, сверял по клеркам обеденное время, снова пил, а после считал по головам клерков, спешивших к свежим жёнам домой.
Скучно ему... Взялся за карандаш.

imagebam.com

Опытный архитектор заподозрил ошибку - плоскость инверсии, т.е. точка на плоскости инверсии, могла быть вовсе не точкой, но скорей частью плоскости, а т.к. постулирующая граница плоскости инверсии могла быть представлена любой угодно фигурой, т.к. мы видели лишь одну её плоскость, следовательно геометрия наложения информационного поля на бытийные формы могла искажаться, и получалось уже не так ладно, когда он только начинал рисовать.
Бессмысленно было куда либо двигаться, надо подождать, укрыться за клочком бумаги, который океаном окутывал сейчас его избитое похмельем тело.
Его оставили там, где он находился за пару мгновений до этого. А через несколько минут он уже помнит себя дома.
Квазар, симулякр. Почесать пятки перед сном. Благовест TV, тепло жены. Стопы твои халкидоновы, венец горящий. Космонавт с нестрижеными ногтями космоса открытого для посетителей с девяти утра до десяти вечера. Он видит множество лиц на пустом узоре обоев, свежестираный хлопок одеяла в кровь режет пальцы, жизнь течёт в тебе. Успокойся.
2nd-Jun-2015 01:33 am(no subject)
Литература до того въедается в жизнь, что ничего без неё. Даже - естественные отправления. Метафизично до отвращения.

* * *

Писателей, как детей выпустили погулять во двор одних, печатают. А если "сиди дома"? Грусть, печаль, "без друзей". Если писатель готов на вечное "сиди дома", то это уже вся жизнь подменяется литературой. Но и одновременно - невозможно "сидеть дома" с "друзьями". Надоедают. Однообразие, фатум.

* * *

Что же? Фатум одинокого человека беззуб?
2nd-Jun-2015 12:28 am(no subject)
Утро начинается с чашки чая, булки хлеба и голода
Голод ползает по кафелю и шипит,
Его ультрамариновые кольца нанизываются
На бесконечное ожидание сна.
Вечером я набиваю голубей крошками
Они катаются по подоконнику
Как пушистые бильярдные шары
И не боятся голода за стеклом.
This page was loaded Dec 10th 2016, 1:00 am GMT.